Как в Минске клининговая служба убрала элитную квартиру и «попала» на $20 000. Часть 2.

послестроительная уборка

Суд по делу об уборке

На какое-то время история угасла. Заказчик не звонил, и супруги подумали, что все осталось в прошлом. Но 14 ноября, спустя два с половиной месяца после уборки, Екатерина и Павел получили претензию, а затем и повестку в суд. Истицей выступала супруга заказчика, Марина.

Истцы подготовились к заседанию, заказав экспертизу, которая должна была подтвердить их позицию в суде. Правда, экспертиза проводилась спустя практически два месяца после уборки (заключение было составлено 31 октября), и вопросы в ней ставились не о причинно-следственных связях между действиями клининговой службы и ущербом, а о суммах. В частности, экспертизе надо было «определить стоимость ремонтно-восстановительных работ, необходимых для устранения дефектов, вызванных уборкой квартиры» и «определить размер вреда, причиненный предметам домашнего имущества».

результат товароведческой экспертизы

Цифры получились внушительные — почти 20 тыс. [белорусских] рублей за все про все. Эту сумму истцы и заявили в иске, а также попросили компенсировать стоимость проведения экспертизы (989 рублей), выплатить неустойку, компенсировать моральный вред в размере 1000 рублей, а также траты на юридическую помощь. Не забыли истцы и о том, что по закону о защите прав потребителей исполнителя можно еще и оштрафовать.

— Для нас такие суммы — это просто космос, — не скрывает эмоций Павел. — Но самое любопытное, откуда они взялись. Истцы утверждают, что вся сантехника и другие предметы фирменные, итальянского-американского производства, но по факту на суд они не предоставили ни одного чека. Представляете, ни одного на 20 предметов! Разве можно их все разом потерять? Люди же, наоборот, хранят чеки: это возможность чуть что обратиться по гарантии. А тут даже на крупную бытовую технику их не было.

Более того, мы видели, что коробки, в которых лежали люстры, были испещрены китайскими иероглифами. Это как, если светильники сплошь элитные?! То есть то, что предметы определенного дорогого бренда, принято экспертами и судом на веру только со слов истицы. Неужели подтверждать это уже не надо? Китайцы сейчас такие подделки клепают, что неспециалист не отличит, а разница в цене будет разительная. Возмущает и то, что экспертиза проводилась без нашего присутствия, хотя мы, как ответчики, имели на это полное право.

Екатерина же уверяет, что все эти годы работала только с проверенными людьми, которые знают, как обходиться с различными предметами, и применяют не менее проверенные средства, ранее ни на одном из объектов не подводившие. К тому же точно такими же средствами (доступными в продаже) пользуются и другие клининговые службы.

Есть в деле и еще одно любопытное противоречие. На момент уборки люстра в детской комнате еще не была установлена, и это признает даже истица. Но в списке «жертв» уборки она все же оказалась (с рыночной ценой в 926 рублей).

Еще одна экспертиза

Заседания шли одно за одним. Причем по ходу развития дела супруги замечали новые нестыковки. К примеру, прораб, который занимался ремонтом, выступая свидетелем в суде, божился, что все работы были закончены еще в мае. Мол, к моменту уборки рабочие давно ушли, а следовательно, повредить своими грунтовками и прочими смесями люстры и другие предметы не могли. На это Екатерина предъявила фотографию со строителем, который случайно попал в кадр. Впрочем, ситуацию это никак не изменило, кроме того, что позже супруги подали заявление в прокуратуру на прораба за дачу ложных показаний.

уборка после строительства

Понимая, какими тратами в итоге может обернуться разбирательство, супруги попросили назначить экспертизу, которая бы не только подсчитала ущерб, но и определила, есть ли связь между уборкой и повреждениями. Спустя год в элитной квартире снова появились специалисты, которым предстояло ответить на вопрос, какова причина возникновения дефектов предметов домашнего имущества, определить размер вреда, причиненного предметам в результате уборки квартиры, и возможно ли восстановить хромированные поверхности.

Эксперты не отрицали, что на перечисленных ранее предметах есть дефекты, но сошлись во мнении, что большинство из них носит эксплуатационный характер. По согласованию с истицей специалисты открутили несколько элементов со спорных «лотов» и забрали с собой для исследования. В частности, «экзекуция» ждала переключатель варочной панели, элемент светильника и душевую насадку. На поверхности этих деталей поочередно наносились все шесть моющих средств, которыми пользовалась в момент уборки клининговая служба, и оставлялись на сутки. По прошествии 24 часов слой выбранной химии смывался водой, после чего оценивалось ее действие. Затем наносилось следующее средство.

акт товароведческой экспертизы

Результат должен был бы обрадовать Екатерину с мужем: пять из шести средств не оказали никакого воздействия на ранее пострадавшие детали, шестое усугубило имеющиеся точечные дефекты, вызвало их потемнение, но не спровоцировало образования новых точек на хромированных элементах светильника и душевой насадки. Однако оно же вызвало потемнение поверхности, разводы и локальную коррозию на стальном поворотном выключателе. Следует отметить, что это наиболее агрессивное средство применяется для удаления фуги (им же в разведенном виде клининговые службы моют пол, избавляясь от строительной пыли).

«Участки с видоизменением поверхностного слоя в виде точечных пятен и побежалости на хромированных изделиях, на панелях смыва, разводы с изменением цвета поверхности на более темных предметах из ферромагнитного металла являются повреждениями, образованными в результате химического воздействия предположительно моющим средством, содержащим минеральную кислоту. Установить, каким именно реагентом или средством было оказано химическое воздействие на поверхности указанных предметов, не представляется возможным в связи с давностью события и отсутствием следов воздействующего вещества на поверхностях предметов. В связи с этим установить, произошло химическое воздействие во время уборки либо при иных обстоятельствах экспертным путем не представляется возможным», — отметили эксперты.

Отдельно надо сказать и про повреждение столешницы кухонного острова, которая, по оценке первой экспертизы, стоит 2612 рублей. Вторая экспертиза точно установила, что «повреждение материала образовано в результате химического воздействия предположительно моющим средством, содержащим минеральную кислоту, находившимся на момент воздействия в таре с прямоугольным или близким к нему сечением».

— Посмотрите, как проводилась экспертиза, — комментирует Павел. — Концентрированные средства наносились на элементы, оставлялись на целые сутки и только потом смывались водой. Так ведь никто не убирает. И то среагировали не все детали, а только стальная, хром вообще не пострадал. А в нашем случае получается, что плачевный результат был уже через час и хозяин легко отыскал его в двухсотметровой квартире.

Минус $20 000 для маленького бизнеса

— Как мы поняли, наша экспертиза прошла мимо суда. Никто даже не обратил внимания на то, что, согласно официальному заключению, предметы под номерами 2, 3, 4, 5, 6, 7, 10, 12, 14, 16, 17, 18, 19, 20 имеют повреждения, которые носят только эксплуатационный характер и никак не связаны с уборкой. Да и как им не появиться, если в квартире уже год живут двое взрослых и двое детей и всеми элементами активно пользуются? А ведь в списке претензий они остались. Как и те детали, которые, по заявлению самой истицы, хоть и пострадали, но заменяться на другие не будут. А оплатить их мы все равно должны… К тому же к Марине и Евгению каждую неделю приходит другая клининговая фирма, которая проводит уборку. Мало ли что за этот год могло произойти. Но никого эти доводы не волнуют.

23 августа в суде Фрунзенского района было вынесено решение: взыскать с Екатерины в пользу истицы сумму ремонтно-восстановительных работ в размере 83 рубля, сумму ущерба, причиненного имуществу, в размере 19 550 рублей, расходы по оплате экспертизы в размере 989,40 рубля, неустойку в размере 300 рублей. Моральные страдания истицы были оценены в 200 рублей. В сумме получилось 21 122,40 рубля.

Но это еще не все. В пользу общественного объединения «Защита потребителя» Екатерине необходимо перечислить 1324 рубля. На закуску — штраф в размере 21 122,40 рубля. И еще чуть-чуть — оплатить госпошлину, потянувшую на 1070,15. Всего же Екатерине надо перечислить различным адресатам 44 639,60 рубля.

Супруги не согласились с такими решением и оспорили его. В результате с них «скостили» стоимость экспертизы. Возмущение индивидуального предпринимателя поддержала и прокуратура, попросившая отменить решение суда Фрунзенского района и направить дело на новое разбирательство.

Продолжение.
Начало, часть 1
Окончание, часть 3

Источник — realt.onliner.by