Постановление Верховного Суда РФ об отсутствии необходимости лицензирования услуг по дезинфекции и дезинсекции, кроме медицинских целей.

Исходя из Требований к организации и выполнению работ (услуг) при оказании первичной медико-санитарной, специализированной (в том числе высокотехнологичной), скорой (в том числе скорой специализированной), паллиативной медицинской помощи, оказании медицинской помощи при санаторно-курортном лечении, при проведении медицинских экспертиз, медицинских осмотров, медицинских освидетельствований и санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий в рамках оказания медицинской помощи, при трансплантации (пересадке) органов и (или) тканей, обращении донорской крови и (или) ее компонентов в медицинских целях, утвержденных приказом Минздрава России от 11.03.2013 N 121н, работы (услуги) по дезинфектологии организуются и выполняются при оказании первичной, в том числе доврачебной, врачебной и специализированной, медико-санитарной помощи, специализированной, в том числе высокотехнологичной, медицинской помощи, при оказании медицинской помощи при санаторно-курортном лечении.

Буквальное толкование приведенных выше норм в их системной взаимосвязи позволяет признать, что лицензированию в качестве медицинской деятельности подлежат работы (услуги) по дезинфектологии, выполняемые только в рамках оказания медицинской помощи.

Следовательно, при осуществлении дезинфекционной деятельности (в целях обеспечения дезинфекции, дезинсекции, дератизации) вне рамок оказания медицинской помощи необходимость получения лицензии на осуществление медицинской деятельности отсутствует.

Поскольку доказательств выполнения предприятием работ по дератизации в рамках оказания медицинской помощи по настоящему делу не добыто, обязанность по получению лицензии на осуществление медицинской деятельности по оказанию услуг (проведению работ) по дезинфекции возложена на директора муниципального предприятия “Сервис” Иванова Е.А. незаконно.

Указанные доводы неоднократно приводились заявителем поданных по делу жалоб (Ивановым Е.И.), однако надлежащая правовая оценка им не дана.

Постановление Верховного Суда РФ от 29.04.2019 N 46-АД19-1

ВЕРХОВНЫЙ СУД РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ
ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 29 апреля 2019 г. N 46-АД19-1

Судья Верховного Суда Российской Федерации Меркулов В.П., рассмотрев жалобу Иванова Евгения Александровича на вступившие в законную силу постановление мирового судьи судебного участка N 141 Клявлинского судебного района Самарской области от 29.06.2018 N 5-169/2018, решение судьи Клявлинского районного суда Самарской области от 03.09.2018 N 12-21/2018 (с учетом определения судьи названного суда об исправлении описки от 10.09.2018) и постановление заместителя председателя Самарского областного суда от 29.10.2018 N 4а-1259/2018, состоявшиеся в отношении директора муниципального предприятия “Сервис” Иванова Евгения Александровича (далее – Иванов Е.А.) по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 14.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях,

установил:

постановлением мирового судьи судебного участка N 141 Клявлинского судебного района Самарской области от 29.06.2018 N 5-169/2018, оставленным без изменения решением судьи Клявлинского районного суда Самарской области от 03.09.2018 N 12-21/2018 (с учетом определения судьи названного суда об исправлении описки от 10.09.2018) и постановлением заместителя председателя Самарского областного суда от 29.10.2018 N 4а-1259/2018, директор муниципального предприятия “Сервис” (далее – предприятие) Иванов Е.А. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного частью 2 статьи 14.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, с назначением ему административного наказания в виде административного штрафа в размере 4000 рублей.

В жалобе, поданной в Верховный Суд Российской Федерации, Иванов Е.А. просит отменить вынесенные в отношении него судебные акты по данному делу об административном правонарушении, считая их незаконными.

Изучив материалы дела об административном правонарушении и доводы жалобы заявителя, судья Верховного Суда Российской Федерации приходит к следующим выводам.

В соответствии с частью 2 статьи 14.1  Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (нормы, цитируемые в настоящем постановлении, приведены в редакции, действующей на момент возникновения обстоятельств, послуживших основанием для привлечения Иванова Е.А. к административной ответственности) осуществление предпринимательской деятельности без специального разрешения (лицензии), если такое разрешение (такая лицензия) обязательно (обязательна), влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от двух тысяч до двух тысяч пятисот рублей с конфискацией изготовленной продукции, орудий производства и сырья или без таковой; на должностных лиц – от четырех тысяч до пяти тысяч рублей с конфискацией изготовленной продукции, орудий производства и сырья или без таковой; на юридических лиц – от сорока тысяч до пятидесяти тысяч рублей с конфискацией изготовленной продукции, орудий производства и сырья или без таковой.

Как усматривается из обжалуемых актов, основанием для привлечения Иванова Е.А. мировым судьей судебного участка N 141 Клявлинского судебного района Самарской области к административной ответственности на основании указанной выше нормы Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях послужило оказание предприятием, директором которого является названное лицо, на основании договора от 05.03.2018 N 2, заключенного с МАУ “Центр материально-технического обеспечения деятельности общеобразовательных учреждений”, услуг по дератизации нескольких объектов (здания образовательных учреждений) в отсутствие лицензии на осуществление медицинской деятельности по дезинфектологии. Вышестоящими судебными инстанциями эти выводы поддержаны.

Между тем указанные выводы судебных инстанций не учитывают следующее.

Статьей 24.1  Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях установлено, что задачами производства по делам об административных правонарушениях являются всестороннее, полное, объективное и своевременное выяснение обстоятельств каждого дела, разрешение его в соответствии с законом, обеспечение исполнения вынесенного постановления, а также выявление причин и условий, способствовавших совершению административных правонарушений.

В соответствии со статьей 26.1  Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях в числе прочих обстоятельств по делу об административном правонарушении выяснению подлежат: наличие события административного правонарушения; виновность лица в совершении административного правонарушения; обстоятельства, исключающие производство по делу об административном правонарушении; иные обстоятельства, имеющие значение для правильного разрешения дела.

В силу статьи 1 Федерального закона от 30.03.1999 N 52-ФЗ “О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения” под санитарно-противоэпидемическими (профилактическими) мероприятиями понимаются организационные, административные, инженерно-технические, медико-санитарные, ветеринарные и иные меры, направленные на устранение или уменьшение вредного воздействия на человека факторов среды обитания, предотвращение возникновения и распространения инфекционных заболеваний и массовых неинфекционных заболеваний (отравлений) и их ликвидацию.

Согласно пункту 3.1 санитарно-эпидемиологических правил “СП 3.5.1378-03.3.5. Дезинфектология. Санитарно-эпидемиологические требования к организации и осуществлению дезинфекционной деятельности. Санитарно-эпидемиологические правила”, введенных в действие постановлением Главного государственного санитарного врача Российской Федерации от 09.06.2003 N 131, дезинфекционная деятельность включает хранение, транспортировку, фасовку, упаковку, приготовление рабочих растворов, приманок и других форм применения, импрегнацию одежды, камерное обеззараживание вещей, санитарную обработку людей, обработку объектов (помещений, транспорта, оборудования), открытых территорий в целях обеспечения дезинфекции, дезинсекции и дератизации, а также дезинфекцию и стерилизацию изделий медицинского назначения и другие мероприятия.

В пункте 3.9 СП 3.5.1378-03 установлены требования к проведению дератизации: дератизация осуществляется с целью обеспечения санитарно-эпидемиологического благополучия населения, создания благоприятных условий жизнедеятельности человека путем устранения и (или) уменьшения вредного воздействия грызунов на человека (пункт 3.9.1), дератизацию проводят физическими, механическими способами, а также химическим способом путем раскладки отравленных приманок, опыливания, газации и другими способами, выбор которых определяется особенностями обрабатываемого объекта, биологическими особенностями грызунов, свойствами дератизационных средств(пункт 3.9.2), в результате дератизации должно быть достигнуто полное уничтожение грызунов либо снижение их численности до запланированного уровня (пункт 3.9.3).

Из изложенного следует, что работы по дератизации следует отнести к санитарно-противоэпидемическим (профилактическим) мероприятиям.

Перечень видов деятельности, на которые требуются лицензии, содержится в статье 12 Федерального закона от 04.05.2011 N 99-ФЗ “О лицензировании отдельных видов деятельности”, согласно пункту 46 части 1 которой лицензированию подлежит, в частности, медицинская деятельность (за исключением указанной деятельности, осуществляемой медицинскими организациями и другими организациями, входящими в частную систему здравоохранения, на территории инновационного центра “Сколково”).

В соответствии с частью 2 статьи 12 названного Федерального закона положениями о лицензировании конкретных видов деятельности устанавливаются исчерпывающие перечни выполняемых работ, оказываемых услуг, составляющих лицензируемый вид деятельности, в случае, если указанные перечни не установлены федеральными законами.

Согласно приложению к Положению о лицензировании медицинской деятельности (за исключением указанной деятельности, осуществляемой медицинскими организациями и другими организациями, входящими в частную систему здравоохранения, на территории инновационного центра “Сколково”), утвержденному Постановлением Правительства Российской Федерации от 16.04.2012 N 291 (далее – Положение о лицензировании медицинской деятельности), в перечень работ (услуг), составляющих медицинскую деятельность, включена дезинфектология.

При этом пунктом 3 Положения о лицензировании медицинской деятВ пунктах 3 – 5 статьи 2 Федерального закона от 21.11.2011 N 323-ФЗ “Об основах охраны здоровья граждан в Российской Федерации” медицинская помощь определена как комплекс мероприятий, направленных на поддержание и (или) восстановление здоровья и включающих в себя предоставление медицинских услуг; под медицинской услугой понимается медицинское вмешательство или комплекс медицинских вмешательств, направленных на профилактику, диагностику и лечение заболеваний, медицинскую реабилитацию и имеющих самостоятельное законченное значение; медицинским вмешательством являются выполняемые медицинским работником и иным работником, имеющим право на осуществление медицинской деятельности, по отношению к пациенту, затрагивающие физическое или психическое состояние человека и имеющие профилактическую, исследовательскую, диагностическую, лечебную, реабилитационную направленность виды медицинских обследований и (или) медицинских манипуляций, а также искусственное прерывание беременности.

Исходя из Требований к организации и выполнению работ (услуг) при оказании первичной медико-санитарной, специализированной (в том числе высокотехнологичной), скорой (в том числе скорой специализированной), паллиативной медицинской помощи, оказании медицинской помощи при санаторно-курортном лечении, при проведении медицинских экспертиз, медицинских осмотров, медицинских освидетельствований и санитарно-противоэпидемических (профилактических) мероприятий в рамках оказания медицинской помощи, при трансплантации (пересадке) органов и (или) тканей, обращении донорской крови и (или) ее компонентов в медицинских целях, утвержденных приказом Минздрава России от 11.03.2013 N 121н, работы (услуги) по дезинфектологии организуются и выполняются при оказании первичной, в том числе доврачебной, врачебной и специализированной, медико-санитарной помощи, специализированной, в том числе высокотехнологичной, медицинской помощи, при оказании медицинской помощи при санаторно-курортном лечении.

Буквальное толкование приведенных выше норм в их системной взаимосвязи позволяет признать, что лицензированию в качестве медицинской деятельности подлежат работы (услуги) по дезинфектологии, выполняемые в рамках оказания медицинской помощи.

Следовательно, при осуществлении дезинфекционной деятельности (в целях обеспечения дезинфекции, дезинсекции, дератизации) вне рамок оказания медицинской помощи необходимость получения лицензии на осуществление медицинской деятельности отсутствует.

Поскольку доказательств выполнения предприятием работ по дератизации в рамках оказания медицинской помощи по настоящему делу не добыто, обязанность по получению лицензии на осуществление медицинской деятельности по оказанию услуг (проведению работ) по дезинфекции возложена на директора муниципального предприятия “Сервис” Иванова Е.А. незаконно.

Указанные доводы неоднократно приводились заявителем поданных по делу жалоб (Ивановым Е.И.), однако надлежащая правовая оценка им не дана.

Изложенное свидетельствует о том, что при рассмотрении данного дела об административном правонарушении требования  статей 24.1  и  26.1  Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях о выяснении всех обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела, соблюдены не были.

В соответствии с пунктом 4 части 2 статьи 30.17  Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях по результатам рассмотрения жалобы, протеста на вступившие в законную силу постановление по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалоб, протестов выносится решение об отмене постановления по делу об административном правонарушении, решения по результатам рассмотрения жалобы, протеста и о прекращении производства по делу при наличии хотя бы одного из обстоятельств, предусмотренных статьями 2.9, 24.5 названного Кодекса, а также при недоказанности обстоятельств, на основании которых были вынесены указанные постановление, решение.

При таких обстоятельствах постановление мирового судьи судебного участка N 141 Клявлинского судебного района Самарской области от 29.06.2018 N 5-169/2018, решение судьи Клявлинского районного суда Самарской области от 03.09.2018 N 12-21/2018 (с учетом определения судьи названного суда об исправлении описки от 10.09.2018) и постановление заместителя председателя Самарского областного суда от 29.10.2018 N 4а-1259/2018, состоявшиеся в отношении директора предприятия Иванова Е.А. по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 14.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, подлежат отмене.

Производство по данному делу об административном правонарушении в отношении Иванова Е.А. подлежит прекращению на основании пункта 4 части 2 статьи 30.17 названного Кодекса – в связи с недоказанностью обстоятельств, на основании которых были вынесены состоявшиеся по делу судебные постановления.

На основании изложенного, руководствуясь статьями 30.13 и 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, судья Верховного Суда Российской Федерации

постановил:

жалобу Иванова Евгения Александровича удовлетворить.

Постановление мирового судьи судебного участка N 141 Клявлинского судебного района Самарской области от 29.06.2018 N 5-169/2018, решение судьи Клявлинского районного суда Самарской области от 03.09.2018 N 12-21/2018 (с учетом определения судьи названного суда об исправлении описки от 10.09.2018) и постановление заместителя председателя Самарского областного суда от 29.10.2018 N 4а-1259/2018, состоявшиеся в отношении директора муниципального предприятия “Сервис” Иванова Евгения Александровича по делу об административном правонарушении, предусмотренном частью 2 статьи 14.1 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, отменить.

Производство по делу об административном правонарушении прекратить на основании пункта 4 части 2 статьи 30.17 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях.

Судья Верховного Суда
Российской Федерации
В.П.МЕРКУЛОВ